Наши книги

Аспандау рекомендует

Вопросы расширения полномочий парламента в рамках конституционной реформы

И Центр политического анализа и стратегических исследований партии «Нұр Отан»

Предложили экспертам поделиться оценкой, мнениями и рекомендациями относительно проекта поправок в Конституцию Республики Казахстан.

По мнению экспертов, несмотря на то, что накопилось достаточно неиспользуемых, устаревших норм и необходимости в этой связи изменений основного закона, было высказано мнение о том, что Конституции не хватает стабильности, необходимой для ее авторитета и уважительного к ней отношения. Было сказано, что в большей степени, нежели конституционная реформа, стране необходимы другие реформы – в избирательной системе, в политической системе. Было отмечено, что, учитывая предстоящий транзит и назревшую необходимость качественных институциональных перемен, предложенный проект поправок не отвечает в полной мере ожиданиям экспертного сообщества и, возможно, населения в целом. 

Эксперты сошлись во мнениях, что в существующем виде проект поправок не выдерживает критики, поскольку не содержит сравнительной таблицы изменений, не сопровождается сопутствующим законопроектом об изменениях в существующее законодательство, а также не содержит никаких объяснений по обоснованности предложенных поправок.

Также эксперты выразили сомнение в эффективности сбора откликов новым способом – не через портал «Открытые НПА», где возможно получить ответ на комментарий от госоргана-разработчика, а путем отправки рекомендаций на электронный адрес Администрации президента, который не гарантирует обратной связи. Были поставлены вопросы о реальном учете всего массива предложений и рекомендации, которые невозможно отследить при закрытом сборе.

Общей рекомендацией стало предложение значительно доработать законопроект, а также обеспечить открытость процесса сбора и обобщений предложений по проекту поправок.

Канат НУРОВ, президент Научно-образовательного фонда «Аспандау»:

Мне понравились оба доклада, только у Андрея Чеботарева мне не совсем понятна позиция по Сенату. Если будет мажоритарная система, то надо ли оставлять Сенат? Это частности. А главный вопрос, общий момент не только в докладах, но и в целом в обсуждении – понятие суперпрезидентской республики. Оно ведь не относится к форме правления. Я согласен, что это термин больше политологический, а не юридический, не связанный с Конституцией. 

Республика это вообще – форма правления. Она связана не столько с политическим режимом, сколько с источниками власти. Один человек – монархия, несколько человек – олигархия или все в целом – республика. И здесь неважно уже, суперпрезидентская она, смешанная или нет. Важны источники власти.

И раз суперпрезидентская республика, против которой мы тут высказывались, относится к политическому режиму, а не к форме правления по Конституции, то, получается, в основе тоталитаризма или авторитаризма лежит тоталитаризм или авторитаризм гражданского общества, нас с вами. Мы видели, что и при республике может быть тоталитаризм, и при монархии – демократический режим. Здесь все зависит от сложившихся стереотипов политического поведения того или иного населения.

В этой связи интересно вспомнить – в 1997 году я был свидетелем того, как назначение на пост городского предприятия, не буду приводить его название, происходило по согласованию с президентом республики. А 1997 год это не 2007-й и не 2017-й. Уже в то время, когда жили при более демократическом режиме, мы все равно бегали, согласовывали с президентом (назначения на) очень важные предприятия. Это большая проблема, которую я даже не задеваю.

Наша задача состоит в том, чтобы рассмотреть, какие есть юридические механизмы для предотвращения такого поведения нашего гражданского общества. а механизмы одни – юридические нормы. К сожалению, даже при их наличии мы можем не избежать авторитарного или тоталитарного режима. Тем не менее, бороться надо. При всех тех деталях, которые сегодня были описаны, не было главного – четкого ответа на вопрос, останется ли президент главой исполнительной власти? Естественно, он останется. А если он - глава исполнительной власти и он же – арбитр между ветвями власти, то мы тогда ведем разговор о ветвях единой верховной власти президента. Я не говорю, хорошо это или плохо, я говорю о том, что коренных изменений в главном вопросе не будет. 

Потому что, если говорить о демократизации, нужно говорить о разделении властей, а не ветвей власти. Петр Своик очень правильно отметил важность источников генерации власти. Власти должны идти отдельно друг от друга, а не быть ветвями. 

И еще. Если сегодня избирательная система, партийная система не входят в нормы Конституции, то для начала это надо сделать. Избирательная система это тоже отдельная власть, которая важна для государственного, общественного устройства.


Юрий БУЛУКТАЕВ, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при Президенте РК:

Хотел бы отметить, что президент у нас не является главой исполнительной власти. Поэтому сильная суперпрезидентская власть – это там, где президент одновременно является главой исполнительной власти. Это в тех же США. В нашей системе президент находится как бы вне трех ветвей власти.

Я знаю, что юристы давно спорят об этом, читал даже диссертации казахстанских юристов, но давно уже обоснована эта роль, о которой мы сейчас говорим – арбитр. В Конституции Франции тоже это есть, что президент осуществляет арбитраж за взаимодействием ветвей власти.


Канат НУРОВ, президент Научно-образовательного фонда «Аспандау»:

Так президент Казахстана – не глава исполнительной власти?


Юрий БУЛУКТАЕВ, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при Президенте РК:

Нет, не глава.


Кабдулсамих АЙТХОЖИН, профессор, заведующий кафедрой конституционного, международного права и таможенного дела Евразийской юридической академии имени Д.А. Кунаева, доктор юридических наук:

Давайте я поясню. В Конституции в статье 40, пункт 1 сказано: «Президент Республики Казахстан является главой государства, его высшим должностным лицом, определяющим основные направления внутренней и внешней политики государства и представляющим Казахстан внутри страны и в международных отношениях».

Поэтому правительство получает отдельный конституционный статус. В Конституции это статья 64, пункт 1: «Правительство осуществляет исполнительную власть Республики Казахстан, возглавляет систему исполнительных органов и осуществляет руководство их деятельностью».


Канат НУРОВ, президент Научно-образовательного фонда «Аспандау»:

Но ведь это формально. По Конституции президент не глава исполнительной власти, а что по передаваемым полномочиям?


Кабдулсамих АЙТХОЖИН,завкафедрой конституционного, международного права и таможенного дела Евразийской юридической академии имени Д.А. Кунаева:

У президента есть полномочия исполнительной власти, которые он передает правительству в ходе будущей конституционной реформы, в частности, в социально-экономической сфере, вы же прекрасно знаете.


Канат НУРОВ, президент Научно-образовательного фонда «Аспандау»:

Может ли не глава исполнительной власти какую-то часть от себя исполнительных функций передавать?


Кабдулсамих АЙТХОЖИН, завкафедрой конституционного, международного права и таможенного дела Евразийской юридической академии имени Д.А. Кунаева:

В ходе реформы будут переданы.


Ссылка по данной теме

Читайте также:

Аспандау в СМИ

Эксперты ТТА

Посмотреть на карте Алматы

Адрес: пр. Достык 136, 11 этаж

+7(727)327-10-05