Наши книги

Аспандау рекомендует

Какой он, образ будущего Казахстана?

Наверное, в наше непростое время желание заглянуть в будущее выглядит, по меньшей мере, странно. Да и вообще, неблагодарное это дело — пытаться предугадать то, что будет даже не завтра, а в гораздо более далекой перспективе. Но всё же было бы интересно представить, что нас ждет впереди.

Наверное, в наше непростое время желание заглянуть в будущее выглядит, по меньшей мере, странно. Да и вообще, неблагодарное это дело — пытаться предугадать то, что будет даже не завтра, а в гораздо более далекой перспективе. Но всё же было бы интересно представить, что нас ждет впереди. Мы попросили нашего известного соотечественника выступить в роли если не оракула, то хотя бы футуролога, и адресовали ему следующие вопросы:


1. Каким вы видите образ будущего Казахстана? Какой главный идеологический посыл должен быть заложен в основу при формировании этого образа?


2. Должна ли это быть какая-то развернутая программа, предусматривающая проведение экономических, социальных и политических реформ? Или, возможно, это должна быть некая философская концепция, задающая (определяющая) общий вектор движения в будущее?



Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау»




 Будущее не предопределено


 1. Образ – это очень сложное понятие, не в каждом языке оно отражено, кстати. Но в русском языке именно с ним связано образование личности, ее «ОБРАЗовывание». Образы лежат в основе объективных ценностей, смыслов существования любого субъекта. Я рад, что вторая четверть независимости страны началась с попыток увидеть и осмыслить будущее, сгенерировать его образ. Мы хотим в этом участвовать, так как будущее не является чем-то окончательно предопределенным.


 В частности, у нас заданы и борются два основных вектора движения. Соответственно можно говорить о двух сценариях.


 Первый – победа условно «лево-консервативных» сил большинства, при которой под лозунгом возрождения традиций в обществе      постепенно станут усиливаться гонения в отношении любого инакомыслия и проявления индивидуализма. Права человека и свобода  личности будут провозглашены явлениями, чуждыми нашей «великой культуре». Государство будет вмешиваться во все и вся, вплоть до  запрещения книг. Естественно, это не устроит современно мыслящую часть населения, и она предпочтет сменить место жительства.


Второй – победа условно «право-радикальных» сил меньшинства. Она будет означать создание открытого гражданского общества с правовым государством и свободным рынком, где частная собственность «священна и неприкосновенна» и где никого не преследуют по этническому, конфессиональному, языковому признаку. И все, кто с этим не согласен, будут жестко подавляться.


В обеих этих крайностях есть свои фундаментальные проблемы.


В реальности, скорее всего, будет наблюдаться определенное сочетание двух названных сценариев, причем многое будет зависеть от внешних обстоятельств. Но за этими образами стоят субъективные системы ценностей. Лично я с 2008 года от имени всего «Аспандау» говорю о том, что будущее Казахстана может и должно быть связано с постиндустриальным, «технотронным» образом информационного общества как новой стадии цивилизационного развития всемирной истории человечества.


Все остальные образы будущего ненаучны и бессодержательны в своих идеологических абстракциях. Например, я не вижу содержательного смысла в целях войти в те или иные рейтинги, поскольку они – лишь индикативные последствия достижения более глубоких по содержанию целей. Ненамного больше смысла и в призывах к обеспечению вечной жизни того или иного народа, так как это тоже лишь следствие его духовных, материальных и иных свершений.


Информационные технологии кардинально изменили нашу жизнь на уровне материальной культуры, но на уровне духовной культуры наше общество осталось в прошлом. Мы видим стремление лишь к планово-централизованной индустриализации и к циничному вмешательству государства в частную жизнь и в жизнь гражданского общества. У нас не возникло информационной культуры, поэтому стали возможными «викиликсы». Сегодня не получится говорить и делать публично одно, а наедине с самим собой – другое. Себе же дороже выйдет. Нужно реально развиваться в плане познания мира и согласия с ним, а не игнорирования его и тем более манипулирования им.


В целях эффективной обработки и глобального накопления научной информации надо заменить информативный (справочный) компонент в образовании на оперативный (методологический), а также переориентировать его с «компетентностного» подхода на «личностно-ориентированный», который является более системным в подготовке даже «узких» специалистов. Слава богу, наш Минобр частично услышал нас и уже начал менять систему образования с целью формирования в ней «информационного человека» – личности информационного общества, открытой к глобальному накоплению информации, а, следовательно, и к постоянным изменениям как в мире, так и в себе самой.


2. В чем нет недостатка в нашей стране, так это в госпрограммах. Я против формализации идеологического процесса в рамках государственного управления – этим должны заниматься наука и публицистика. Тем не менее я полностью разделяю тезисы первого президента РК о духовной модернизации общественного сознания в нашей стране и прошу учесть при их реализации Политику развития образования и науки «Информационное общество-2030», которая разработана научно-образовательным фондом «Аспандау».


Информационное общество как культурный образ будущего должно быть обеспечено, в первую очередь, соответствующим философско-мировоззренческим фундаментом. Без этого социально-экономические и социально-политические преобразования нашего постсоветского настоящего не будут стабильными и необратимыми.


Но чтобы реально модернизировать общественное сознание, мы должны предъявить людям диалектически и логически обоснованную объективную систему ценностей, чтобы противостоять засилью религиозной идеологии на всеобщем уровне духовных ценностей. Надо противопоставить религиозной пропаганде фанатиков веру в научное познание единства мира как духовно-ориентированную светскую мораль и идеологию.


Ели говорить о политике, то с целью формирования демократических традиций и свободного правосознания следует перевести наше «позитивистско-легистское» правовое мышление в русло прецедентного общего права (справедливости). Законодательство должно быть подчинено принципу правовой законности, выражать собой право, а не быть его единственным источником. Истинным источником права является свобода личности, ее равноправие с неравными ей лицами, включая правительство (даже в сфере публичного права).


Что касается экономики, то построение информационного общества в нашей стране невозможно без либертарианской доктрины развития свободного рынка в общественном производстве. Примечательно, что доктринальные постулаты либертарианства вполне согласуются с культурными традициями кочевых казахов. Чтобы интегрировать нашу этническую культуру с общечеловеческими ценностями, нужно через общегражданскую национальную идею вывести личностную открытость казахов с культурно-бытового уровня на уровень над-этнического национального характера. У этого национального характера должна быть историческая миссия – преобразовать пресловутое «прайвиси», закрытую свободу личности «от» общества, в открытую свободу «для» общества, то есть служить образцом информационного общества в мире.


Но сегодня правительство, увы, «вдувает» деньги Нацфонда в экономику, чтобы Нацбанк потом «выкачивал» их и давал коммерческим банкам заработать на этом без кредитования экономики. Нельзя осуществить никакую, даже кредитную, эмиссию декретивных денег без их инвестирования в общественное производство, так как наращивание денежной массы без пропорционального прироста товарной массы является нарушением прав граждан, которые доверились национальной валюте по декрету правительства и сберегают в ней свое богатство. Девальвация тенге сама по себе обусловлена объективными (как правило, внешнеэкономическими) факторами. Тогда как инфляция имеет в своей корневой основе субъективные политические факторы государственно централизованного распределения и перераспределения экономических ресурсов, несогласованного с обществом. Это никак не соответствует принципу открытости и прозрачности экономики в информационном обществе.

В завершение могу еще раз сказать, что без обеспечения информационных технологий информационной культурой наше общество может деградировать. Не нужны никакие госпрограммы модернизации общественного сознания, если в реформировании образования не сделать главный акцент на восстановлении престижа статуса учителя. Чтобы преподавателями становились самые умные, талантливые и компетентные люди, надо начинать не с электронных дневников, интерактивных досок и прочих новомодных вещей, а с увеличения их зарплаты до уровня, превышающего, как минимум, в полтора раза средний по стране. Без этого не будет качества образования.


Если в аулах математику будут преподавать физруки, то мы только продолжим множить количество наших неграмотных соотечественников, которые попросту не будут способны критически мыслить и объективно оценивать ситуацию, не говоря уже о восприятии и понимании философских концепций. Зато они легко поверят каким-то полусумасшедшим харизматикам, обещающим вечную райскую жизнь в обнимку с гуриями.

Только образованное население в состоянии обеспечить глобальную конкурентоспособность нашей гражданской нации и светлое будущее нашей страны. Эта задача сегодня еще вполне решаема, по сравнению с ЭКСПО там потребуется немного средств, и это не социальные, а вполне обоснованные экономические расходы, которые можно назвать инвестициями государства в модернизацию общества. Через десять-двадцать лет мы можем пересечь точку невозврата, и тогда осязаемой реальностью станет гипотетический пока образ отсталого и архаичного Казахстана.

Источник.

Читайте также:

Аспандау в СМИ

Эксперты ТТА

Посмотреть на карте Алматы

Адрес: пр. Достык 136, 11 этаж

+7(727)327-10-05