Наши книги

Аспандау рекомендует

ИГРАТЬ ПО-КРУПНОМУ

Начало этого года напоминает игру в покер.


Начало этого года напоминает игру в покер. Игрокам, сидящим за одним столом, достались не самые лучшие карты. При этом выиграет все же тот, кто сможет правильно оценить ситуацию и обратить минус в плюс.

 

По прогнозам Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), российский экономический кризис может сильно сказаться на экономиках соседних стран. В отчете института развития говорится: «Пострадают как экспортеры углеводородов (например, Азербайджан и Казахстан), так и импортеры — их выигрыш от снижения цен на нефть не перекроет потерь из-за тесных экономических связей с Россией». Согласно прогнозу ЕБРР, в Казахстане рост ВВП в 2015 году может составить всего 1,5%.

К слову, в аналогичной ситуации оказался Азербайджан, который, как и мы, зависит от нефти и следующий год, скорее всего, закончит с таким же ростом экономики, как у нас. Благодаря ранее проведенным реформам более выгодно на нашем фоне выглядит Грузия, ей ЕБРР прогнозирует рост ВВП до 4,2%. Выделяется на фоне других и Туркменистан, его экономика, согласно отчету института развития, составит в текущем году 9,7%.

Глядя на такой расклад в 2015 году, мы решили не сдавать розданные карты раньше времени и понять, какие возможности мы все-таки можем использовать, чтобы смягчить для Казахстана последствия российского экономического кризиса.

 

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков

О внешних факторах

Безусловно, падение курса российского рубля вызвало панику в среде казахстанского бизнеса, и НПП РК даже сделала заявление, что правительство должно помочь предпринимателям справиться с этой ситуацией. Однако то, что сейчас предлагают некоторые представители казахстанского бизнеса, противоречит принципам ЕАЭС. Да, они ссылаются, что в договоре есть пункты, которые позволяют Казахстану защищать свой рынок, но не стоит забывать, что, когда Беларусь восстановила таможенные границы, Россия тоже усилила таможенный контроль. Поэтому, по сути, уже не действуют те правила и принципы, которые закладывались в основу ТС и ЕАЭС. Конечно, ситуация в России влияет на Казахстан, в том числе через сокращение спроса на продукцию некоторых наших предприятий, особенно добывающих. Тем не менее я считаю, что нужно шире смотреть на те факторы, которые могут повлиять на нашу экономику. К примеру, сейчас наблюдается снижение экономических темпов в Китае, что тоже сказывается на сокращении казахстанского экспорта в эту страну. Другой немаловажный фактор — ситуация с низкими ценами на нефть. Мне кажется, сейчас это даже больше волнует Национальный банк, чем ситуация с российским рублем. Да, наши власти разрабатывают антикризисные меры с учетом стоимости нефти $30-40 за баррель. Однако если цена опустится ниже себестоимости казахстанской нефти, которая составляет $55 за баррель, бюджет нашей страны все равно очень сильно пострадает.

О плюсах

Также призываю не забывать, что для Казахстана помимо негативных последствий экономических проблем в России можно найти и плюсы. Это связанно с тем, что на постсоветском пространстве было не так много стран, имеющих определенную инвестиционную привлекательность. В прошлом году E&Y провели среди инвесторов исследование об инвестиционной привлекательности постсоветских стран. Согласно полученным данным, те инвесторы, которые ранее уже работали в Казахстане, поставили нашу страну по инвестиционной привлекательности на первое место. Те же, кто был в числе потенциальных инвесторов, поставили Казахстан только на третье место. Однако сегодня, с учетом ухудшившейся экономической ситуации на Украине, проблемами в российской экономике, Казахстан даже при снижении темпов роста ВВП выглядит более привлекательно. Тем более что в прошлом году мы внесли изменения в инвестиционное законодательство. Поэтому в этом плане есть надежда, что часть иностранных инвестиционных потоков может развернуться на Казахстан. Иными словами, не нужно ко всем проблемам относиться как к катастрофе. Пора учиться из лимона делать лимонад.

О мерах

Мне кажется, что эта кризисная ситуация для нас — очень хороший урок. Поэтому в первую очередь я бы посоветовал нашим чиновникам перестать считать минимальный уровень цены на нефть, который мы сможем пережить. Все, что действительно нужно сейчас при разработке антикризисных мер, — так это представить, что в Казахстане уже и вовсе нет ни нефти, ни газа, ни другого сырья. Затем, исходя из такого учебного кейса, начать не на словах, а на деле реализовывать конкретные меры. Речь идет о переориентации казахстанской экономики на несырьевой сектор. Для этого вовсе не нужно финансирование абсолютно всех проектов, большинство из которых потом не работают. Все, что необходимо, — точечные проекты с конкретными расчетами по потенциальному рынку для нашей продукции, потребителям, конкурентоспособности и т. д. Точечными должны быть и программы развития. Пусть их будет только пять, главное, чтобы государство смогло сделать на них максимальный акцент и с точки зрения финансов, и с точки зрения человеческого капитала, привлечения профессионалов не только из Казахстана, но и из-за границы.

Во-вторых, нашей стране нужно осуществить мощнейшую поддержку МСБ, который до сих пор у нас составляет 17% ВВП. Иначе без МСБ мы не сможем создать ту самую инновационную экономику. Либо, если мы все-таки берем модель Южной Кореи или Японии, где основу инновационного рывка заложили большие корпорации, то государству необходимо полностью менять систему менеджмента в своих корпорациях, так как они не могут работать как министерства. Иными словами, правительству нужно четко определиться, какую экономику они создают. Экономику госкорпораций, как это было в азиатских странах, либо берут западную модель, где МСБ в инновационном развитии составляет 70-80%.

В-третьих, надо определиться, какую роль банки играют в экономике страны. Когда наступает кризис, им помогают, но не пора ли банкам тоже вносить свой вклад в экономическое развитие страны — не только с точки зрения рабочих мест, уплаты налогов, но и участия в более масштабных проектах. Сейчас же наши банки оторваны от реальной экономики и не любят ее финансировать.

Об опыте другой страны

Нет необходимости изобретать велосипед. Можно просто взять пример Китая, в котором во время мирового кризиса решили использовать ситуацию себе на пользу. Они сказали: «Раз упал экспорт, давайте создадим внутри страны мощный потребительский рынок и простимулируем его. Откроем для этого предприятия, построим дороги, повысим уровень жизни, создадим средний класс, который будет покупать те же самые китайские товары, начнем активно продвигать китайский инновационный продукт».

Наш ближайший сосед в лице Китая показал в этом плане очень хороший пример, как можно переформатировать собственную экономику, исходя из неблагоприятных внешних факторов. Поэтому мы могли бы у Китая много чему поучиться. Тем более что у нас больше возможностей для более стремительного рывка.

 

Евгений Тыртышный, эксперт Алматинской высшей школы управления

О вызовах

Главный системный экономический вызов для казахстанской экономики — это неэффективное государственное управление, фактически сегодня это «управление без управления» — постсоветское администрирование. До сих пор не завершено формирование Национальной инновационной системы, а Национальная система проектного управления существует с 2011 года в виде концепции. Поэтому представляется, что нам проблематично будет эффективно выполнить принятое недавно руководством страны решение о переходе в режим экономии до окончания кризиса и о приостановке строительства новых объектов в Казахстане.

Еще один вызов заключается в том, что вспыхнувшая с новой силой в мире экономическая война между Севером и Югом, Западом и Востоком приобрела помимо традиционных форм характер сетевых и когнитивных противостояний, требующих рассмотрения и изменения существующей экономической парадигмы в терминах социальной и гуманистической экономик.

Кроме того, сегодня создание Евразийского экономического союза (ЕАЭС) требует более глубокого понимания и осмысления идей евразийства, в частности вопросов государственного управления в целом. В этом случае речь идет об «Идеальном государстве» Платона, или Платонополисе, согласно которому на верхнем уровне госуправления должны находиться философы, «дифференцированные люди», которые обладают намного большим, чем просто экономическим, мышлением.

О прогнозах

На мой взгляд, не стоит переоценивать прогнозы ЕБРР и всякого рода рейтинги, за ними стоят геополитические интересы ЕС и Запада в целом, в том числе их стремление навязать свою систему оценок и восприятия ситуации. Как известно, Запад негативно относится как к ЕАЭС, так и к любым формам экономической интеграции, неподконтрольным Брюсселю или Вашингтону.

Российский экономический кризис не представляет серьезной угрозы как для самой России, так и для членов ЕАЭС, который имеет серьезный потенциал роста в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Гораздо большую опасность имеет неэффективное госуправление, непонимание сути евразийства.

 

Аскар Аскарбеков, директор Synergy Capital

О мерах

Во-первых, нам нужно понять, что нужно делать с курсом доллара, то есть какие принять меры для дедолларизации экономики. Сейчас уже есть определенные инструменты. К примеру, снижение процентной ставки долларовых депозитов до 2-3% и удержание ставки тенговых депозитов на уровне 10%. При этом это не значит, что все люди выберут тенговый депозит, возможно, кто-то и будет хранить деньги на депозитах с невысокой ставкой.

Параллельно, чтобы поддержать наших экспортеров и производителей, стране придется пойти еще на одну девальвацию, но не такую большую, как в прошлый раз.

В последующем необходимо, чтобы Нацбанк как регулятор финансовой сферы ввел определенные нормативы для всей банковской сферы. Это бы существенно защитило нашу экономику. Конечно, банки сами не пойдут на такое, так как есть риски. На этот случай государством должна быть выставлена гарантия на эти тенговые депозиты, которая бы гарантировала колебание валюты в определенном коридоре. Таким образом, если курс пойдет вне коридора, государство компенсирует убытки вкладчиков.

В результате, если в стране успешно пройдет дедолларизация и государство накопит определенную массу долларов, то в дальнейшем мы сможем закупать иностранное оборудование и инвестировать в активы за рубежом, финансировать инвестиционные проекты по низкой кредитной ставке в долларах. Внутри страны можно будет создать какую-то программу республиканского масштаба по поддержке того же МСБ, предоставляя доллары по низким ставкам, чтобы они могли закупать оборудование за рубежом. Либо выдавать кредиты предприятиям — субъектам внешнеэкономической деятельности.

Есть также другие меры дедолларизации экономики, которые сейчас применяются в России. К примеру, переход внешних расчетов по крупным проектам, в том числе нефтяным, на рубли. Россия уже сделала первую поставку нефти в Китай в рублях. Если в России двигаются в эту сторону, то нам, в принципе, тоже есть смысл рассматривать такую возможность. Мы тоже могли бы в некоторых проектах делать расчеты в тенге, а не в иностранной валюте.

В последнее время тенденция к дедолларизации создает предпосылки для обсуждения создания региональной валюты. К примеру, такая валюта для крупных стран-экспортеров вполне могла бы стать хорошей альтернативой доллару.

 

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №2 (524) от 23 января 2015

Аспандау в СМИ

Эксперты ТТА

Посмотреть на карте Алматы

Адрес: пр. Достык 136, 11 этаж

+7(727)327-10-05