Наши книги

Аспандау рекомендует

Игра на понижение

IT-технологии ломают стереотипы об образовании:

Эксперт: 

Автор: Татьяна Трубачева

IT-технологии ломают стереотипы об образовании: теперь, чтобы получить знания, не обязательно ходить в вуз – можно зайти в интернет и послушать лекции преподавателей лучших университетов и ведущих специалистов на любые темы. Как в таких условиях собираются выживать казахстанские вузы? Как будут конкурировать между собой на фоне резкого снижения платежеспособности населения?

Количество и качество

Сегодня в Казахстане наблюдается «нисходящий» тренд – уменьшается число студентов и вузов. Повлияло на это три фактора. Во-первых, «демографическая яма», которая образовалась из-за снижения рождаемости в первый период после развала Советского Союза. Во-вторых, после девальвации тенге снизилась платежеспособность населения. В-третьих, Министерство образования сократило количество выделяемых грантов.

«Этот шаг исходит из мнения правительства, что у нас избыток вузов и студентов, – констатирует Асылбек Кожахметов, президент Almaty Management University (бывший МАБ). – В среднем в мире на 1 млн населения приходится 5–10 тыс. студентов, а в Казахстане – 8–10 тыс. По количеству многопрофильных вузов мы соответствуем среднемировому показателю – один университет на 1 млн населения. Я считаю, что нам ни в коем случае нельзя терять эти позиции, потому что догонять потом будет гораздо сложнее».

Президент Ассоциации вузов РК, глава образовательной корпорации «Туран» Рахман Алшанов предполагает, что с рынка могут уйти еще пять-шесть вузов, потому что родители и абитуриенты стали более разборчивыми, начали понимать, что не каждый диплом дает гарантию трудоустройства. «Между университетами идет конкуренция за качество, потому что и сама экономика Казахстана, который вступил в ВТО, требует грамотных специалистов. Сейчас работодатели внимательно смотрят, диплом какого вуза имеет претендент на вакансию», – отмечает он.

Политика сокращения вузов нацелена на ликвидацию некачественных учебных заведений и улучшение качества образования. Но, как это у нас нередко случается, не обошлось без перегибов – местами она превратилась в борьбу с частными университетами. «Хорошо, что теперь она, кажется, затихает», – говорит Кожахметов. Он убежден, что чисто количественные решения не могут привести к улучшению качества, особенно в ближайшей перспективе. На взгляд главы AlmaU, новая государственная программа развития науки и образования до 2020 года задает более правильный вектор: «Государство начало говорить об уравнивании позиций государственного и частного секторов образования. Мы же как раз за это давно ратуем – за развитие честной конкуренции. Потому что до этого наблюдался и все еще сохраняется явный патернализм по отношению к государственным вузам».

Покровительство, например, проявляется в количестве грантов на получение степеней бакалавра и магистра: 90–95?%, по информации собеседника, идут госуниверситетам. «Надеюсь, вскоре здесь произойдут подвижки и условия для государственного и частного секторов будут одинаковыми», – говорит руководитель AlmaU.
Чтобы гранты перестали быть причиной умножения числа некачественных студентов, президент научно-образовательного фонда «Аспандау» Канат Нуров предлагает решиться на простой шаг: «Нужно полностью отдать вузу деньги за все годы обучения студента-грантника – с условием, что они останутся в учреждении, даже если молодого человека отчислят. Университет не должен бояться остаться без средств, а государство не должно жалеть платить, ведь эти деньги в любом случае пойдут на развитие вуза и высшего образования в целом».

Второй путь – не столь кардинальный, но тоже, по убеждению эксперта, эффективный: давать студенту грант не на все время учебы, а на один год и только в случае подтверждения академической успеваемости открывать финансирование на следующий год. «В таком случае вуз будет строго и требовательно относиться к студенту», – полагает Нуров.

В РК в 2015/16 учебном году функционируют 125 вузов (в 2013/14-м – 132, в 2014/15-м – 127). В том числе: девять национальных, 31 государственный, 13 негражданских, один международный, 16 акционированных, 54 частных

Качество образования можно улучшить за счет введения более гибких стандартов со стороны государства, считает Кожахметов. «До этого нам говорили: «Улучшайте качество!» Но как это сделать, если госстандарты не позволяют шагнуть в сторону? Теперь они меняются в сторону большей академической свободы, внедрения системы корпоративного управления государственными вузами, части учреждений будет присвоен особый статус (как у Назарбаев Университета. – Прим. ред.); надеемся, что и частные университеты войдут в этом число», – отмечает глава AlmaU.

Собеседники Forbes Kazakhstan приветствуют отмену государственной аттестации вузов и внедрение международной. Если вуз не пройдет таковую, туда просто не пойдут абитуриенты, а значит, сам рынок, а не государство определит, какое учебное заведение жизнеспособно.

В то же время Нуров не видит в новой госпрограмме каких-то других глубоких преобразований, намеченные меры, на его взгляд, скорее можно отнести к разряду эволюционных. «Не думаю, что это существенно что-то изменит, потому что лицензирование все равно остается за Министерством образования, которое привязывает выдачу лицензии к количественным, а не качественным показателям. Соответственно, отзыв лицензии тоже находится в ведении госоргана», – указывает эксперт.

Алшанов считает, что сфере образования, с одной стороны, нужна стабильность, с другой – необходимы реформы, поскольку меняется сам окружающий мир: «На то, что мы, дескать, «устали» реформироваться, миру плевать. Проблема в том, что в проводимых у нас изменениях, как правило, присутствует спонтанность, а требуется углубленное концептуальное понимание. Ну и, разумеется, следует доводить начатое до конца».

Внешняя угроза

Девальвация тенге, которая сказалась на всей экономике Казахстана, негативно отразилась и на рынке образовательных услуг. «Резко ухудшилось материальное положение преподавателей. Зарплату госсектора в среднем обещали поднять с 1 января на 40?%, но им о таком повышении остается лишь мечтать. Если говорить о частных университетах (где трудятся до 40?% вузовских преподавателей), то там увеличения зарплаты почти не случилось – может, лишь у 5–10?% преподавательского состава», – рассказывает Кожахметов. По его прогнозу, рост оплаты труда может произойти летом, когда будет идти новый набор и цены за обучение будут скорректированы. Скорее всего, последние вырастут на 10–30?%.

Обесценивание нацвалюты привело к уменьшению платежеспособности населения, а значит, вузам придется более активно бороться за потребителей образовательных услуг. Каким образом? Будут переманивать к себе лучших профессоров, изыскивая способы повышения их зарплаты. «И это хороший тренд, который должен привести также к борьбе за средний состав преподавателей. А это будет означать серьезные подвижки в качестве образования», – считает Кожахметов.

Нуров полагает, что отечественным преподавателям придется конкурировать не столько друг с другом, сколько с «внешними силами». «Вряд ли у какого-то из университетов Казахстана есть собственное содержание, концепция. В основном это набор стандартных предметов. Главное, зачем к ним сейчас приходят студенты – это дипломы гособразца. Но такая ситуация продлится недолго. Во-первых, Министерство образования взяло курс на то, чтобы дипломы гособразца отменить и чтобы каждый вуз выдавал диплом собственного образца. Во-вторых, в мире произошло важное изменение в плане открытости образовательных информационных ресурсов: вузы сделали бесплатным доступ к своим семинарам, лекциям, программам. Если студенты имеют возможность пользоваться ресурсами мирового уровня, то каким уровнем должен обладать преподаватель, чтобы соответствовать запросам?» – поясняет президент фонда «Аспандау».

По его мнению, в связи с этим должно измениться качество преподавателя. Он не будет (да уже и не является) носителем уникальных знаний. Его ценность будет заключаться в том, чтобы моделировать, управлять процессом познания. Вопрос в том, сможет ли казахстанская система образования перестроиться под новые реалии.

«У студента будет возможность платно сдать экзамен и получить диплом любого вуза мира, открывшего свое содержание. Сумма будет сравнима со стоимостью обучения в наших вузах. Так зачем ему платить местному учреждению за непонятную бумажку вместо диплома, к примеру, Гарвардского университета?» – задает риторический вопрос Нуров.

Количество обучающихся составляет около 455,1 тыс. человек (в 2013/14-м – 606,1 тыс., в 2014/15-м – 506,4 тыс.). Из них в бакалавриате – 425,7 тыс. человек, в магистратуре – 27,4 тыс., в докторантуре – 2 тыс.

В свою очередь Алшанов не видит ничего «эсхатологического» в конкуренции с иностранными вузами, напоминая, что она и так длится уже более 20 лет. «Мне довелось поездить по Америке. Там половина выступает за дистанционное образование, половина – против. Считается, что обучение идет именно во время дискуссий, общения с преподавателем», – замечает президент корпорации «Туран».

Без контакта

Еще один тренд, вернее, проблема, на которую обращают внимание собеседники: бизнес привык критиковать систему образования, но не делает шагов навстречу вузам, с тем чтобы улучшить качество подготовки специалистов.

«Всегда говорю бизнесменам: вузы мечтают, когда к ним придет предприниматель и скажет: «Давайте сделаем совместную кафедру, пересмотрим содержание вашей программы, выделим наших сотрудников, которые будут читать лекции». Но такого движения навстречу пока не происходит», – сетует Кожахметов.
Это, на его взгляд, связано с ошибочным представлением предпринимателей, что развитие образования – это проблема самого образования. «Между тем качество образования и соответствие его требованиям времени – это проблема бизнеса. Потому что бизнесмены – потребители специалистов, они главные, кто должен на этом поле заявлять свои требования. Но вместе с тем они должны взять на себя часть ответственности. А предприниматели не хотят этого, желают просто выступать в роли критикующих, пусть и обоснованно», – продолжает глава AlmaU.

Алшанов предлагает Министерству образования более плотно сотрудничать с профессиональными ассоциациями, которые должны разрабатывать профстандарты. А уже на основе последних нужно, по его мнению, писать госстандарты для вузов. «Студенты получали бы образование в университетах, а квалификацию – в центрах аккредитации. Допустим, окончили вы факультет журналистики, приходите в такой центр, где вам присваивают первую категорию. То есть вы можете работать только в районной газете. А с 10-й категорией получаете возможность трудиться в пресс-службе президента, – рассуждает руководитель Ассоциации вузов РК.

Источник: forbes.kz

Аспандау в СМИ

Эксперты ТТА

Посмотреть на карте Алматы

Адрес: пр. Достык 136, 11 этаж

+7(727)327-10-05