Наши книги

Аспандау рекомендует

Новая форма управления

Во второй половине ХХ ст. получили значительное распространение теории системной трансформации капитализма.

Во второй половине ХХ ст. получили значительное распространение  теории  системной трансформации капитализма.  В составе этого направления основного значения и наибольшей влиятельности приобрели  теории народного капитализма;   смешанной экономики;  социального партнёрства;  человеческих отношений. Эти   теории,  авторами  которых  были авторитетные западные учёные, констатировали способность капитализма к трансформационным изменениям.

Теории     трансформации  капитализма  и нововведения, ими вызванные, сделали возможным большее участие работников в принятии управленческих решений на уровне производства, участие работников в прибылях и собственности.  Суть  данной (партисипативной) системы управления состоит в том, что развитие организации  происходит через развитие человеческого капитала: она дает работникам возможность разделить ответственность, риски и успех организации.  Такой стиль управления не только создает чувство сопричастности, но и повышает мотивацию работников к эффективной деятельности.  Движения  за партисипативное  управление   существуют  во многих  капиталистических странах,  оказывают влияние на широкий спектр организаций частного и государственного секторов.   В постсоветских же странах данная система управления не находит понимания.    Большинству владельцев собственности свойственен большевистский менталитет, презирающий человеческий капитал. Зато   появляться  государственно-частное партнёрство (ГЧП),  которое в условиях противонаправленности интересов предпринимателей и госслужащих, принципиально  не может быть общественно эффективной.

Однако, несмотря на положительный опыт претворения  в жизнь отмеченных теорий  в США, Канаде, Великобритании, Франции, Германии,  противоречивая природа капитализма  существенно не  изменилась.  Ни   управленческой революции, ни диффузии собственности, ни революции доходов,  ни «классовой гармонии»,  в сущности, не произошло.  Америка,  вопреки мечтам видного  американского бизнесмена  Э.Джонстона,  не  смогла   «привести  весь мир к  окончательному народному капитализму».  Капитализм  остался  элитарным,  имеющим внутреннюю склонность к нагнетанию социальной  напряжённости,  игнорировать   вызревание которой  чревато такими событиями,  какие произошли  в  Киргизии, Тунисе, Египте.

Основной  причиной  слабой практической значимости  «громких»  теорий   стало то, что они устраняют  отчуждённость  наёмных работников  лишь на микроэкономическом уровне.  Требуется  устранить отчуждённость на макроэкономическом уровне,  приобщить    широкие массы населения  к выгодам от экономического роста, подгоняемого политикой свободного рынка.   Существующий  институт акционирования  не способен эффективно  решить данную задачу.  Более того, акционерная форма собственности  стала  основой для организации финансово-экономических кризисов.   Вовлеченность в  фиктивную экономику многих государств, множество  хозяйствующих субъектов,  огромных  народных  масс  сделали  кризисы более масштабными и  затяжными.

Члены Ассоциации  «Евразийский экономический  клуб ученых» предлагают  ввести иную форму партисипативного управления, используя  новый  инструмент  – институт должностного  участия в прибылях. Это совершенно новый, более усовершенствованный  инструмент партисипативной организации. Он  наилучшим образом подходит для «институционализации качественного государственного управления как в госсекторе, так и в частном секторе”,  о необходимости которой отмечалось на недавнем VII Всемирном исламском экономическом форум.  Введение его создаст   единство  цели  и  общность  интересов работников и работодателей,  госслужащих и предпринимателей – основу   взаимопонимания,  взаимодоверия  и взаимоуважения;   основу  стабильности общественного развития.   Новый институт   позволит госслужащим,  наёмным работникам стать  как бы акционерами по должности.  При такой системе зарплата – это дивиденды за  собственную должность – должностную  акцию,  величина которой будет    пропорционально эффективности  своего сегмента  рыночной экономики.  То есть зарплата неимущих работников будет представлять относительную величину (долю) от качественного показателя экономической деятельности – прибыли. Увеличивая своими стараниями  прибыль собственника средств производства,  наем­ные работники будут увеличивать свою заработную плату.  Для чиновников  нововведение  будет некой    легальной  рентой  от должностей, величина которой зависит от эффективности курируемого   сектора. Увеличивая  своими стараниями доходность  хозяйствующих  субъектов,  госслужащие будут повышать свои дивиденды. Всеобщая материальная заинтересованность в повышении прибыли научит всех сообща изыскивать возможности снижения издержек, повышения производительности труда, улучшения  качество и т.д. Работники станут сотрудниками владельцев средств производства,  они уже не будут чувствовать себя чьими-то рабами.  Нововведение заставит чиновников (государство) быть хорошим менеджером,  не коррумпированным сотрудником  бизнеса. Так сложится сотруднический тип экономических отношений, который отличается высокой степенью личной вовлеченности  и осознанным желанием кооперировать свои усилия с коллегами.

Предлагаемая  форма партисипативного управления  значительно эффективнее существующей: она устраняет отчуждённость и на макроэкономическом уровне.   Именно   проблема  отчуждённости госслужащих предопределила живучесть коррупции и теневой экономики, неблаговидных связей между правительством и бизнесом и т.п. Ликвидация  в системе государственного управления внутренней склонности к пороку  заблокирует коррупционные устремления,  создаст экономические гарантия «здорового» руководства – основу востребованности  подлинной демократии.

Институциональное   нововведение  разрешит базовые противоречия,  субъективно  присущие капитализму.   Исчезнет узловой антагонизм труда и капитала, поскольку труд наёмных работников перестанет быть непочтенным компонентом себестоимости. Новая форма партисипативного управления обеспечит определённому характеру производства соответствующую  форму присвоения.  Частному — частная, общественному — общественная. Для данного соответствия, которое является основным  экономическим требованием для созидания непротиворечивого общества,  форма собственности  не имеет  значения. Так  ликвидируется основное противоречие капитализма.  Однонаправленность  интересов  участников экономической игры ликвидирует   классовую  враждебность.  Прекратится  относительное обнищание наёмных работников.   Естественным состоянием общества станет не «борьба всех со всеми», а «согласованность всех со всеми». Ликвидируется экономическая основа социального протеста. Начнётся классовая ассимиляция, которая будет консолидировать   общество, расширять и укреплять позиции среднего класса.

Новый инструмент партисипативной организации осуществит реальную диффузию собственности.  То есть, как бы обессмыслит  её значение.  Частные фирмы и государственные предприятия  смогут  быть  экономически и социально эффективными.  Отличия между ними лишь  в степени  партисипативного участия.  Это и есть рациональный вариант решения  многовековой проблемы собственности.  Это и есть  разумный вариант разрешения  противоречий  между  левым и правым  «прогрессизмом».  Чем меньше в обществе левых и правых, тем выше его уровень цивилизованности.  Людям в действительности нужна не собственность, а возможность зарабатывать соответственно своим стараниям.  Частная собственность потому стала источником продуктивного труда и свободной хозяйственной инициативы и приобрела влиятельный статус, что всегда давала возможность зарабатывать соответственно индивидуальному умению (или соответственно достигнутой прибыли).  К сожалению, только избранным.  Новая   форма  партисипативного управления существенно расширяет  вовлеченность  людей в рыночную экономику.  Каждый работник будет как бы «маленьким собственником» — совладельцем (в пределах своей относительной меры оплаты) частной или государственной собственности, — имеющим реальную возможность своими стараниям вырасти до «большого собственника». «Включение» в рыночную экономику гуманитарного капитала повысит не только  эффективность и устойчивость рыночной экономики,  но  привлекательность либеральных ценностей.  Данная система чрезвычайно востребована, поскольку для подавляющего большинства граждан любой страны нет ничего актуальнее экономики в ее личном восприятии.  Сейчас многие правительства осознают необходимость совершенствовать рыночную экономику в интересах всех социальных слоев и групп населения.

Введение новой формы партисипативного управления переформатирует  ущербный капитализм  в  цивилизованный,  суть которого – параллельность  экономического и социального развития,  обеспеченная  без активного вмешательства государства.  (Миссия государства ограничивается  созданием  институтов, имеющих высокий потенциал  саморегуляции определенного сегмента общественной жизни) Переход  к цивилизованному капитализму не требует, что наиболее важно, первоначального капитала,  который всегда преступный, всегда трагический для общества. (Ныне бывшие социалистические страны, бездумно рванувшиеся в  крайность ущербного капитализма,  переживают эту трагедию ошибочного реформирования) Цивилизованный   капитализм  предполагает  наличие коллективной системы предпринимательства,  открытой для участия государства. То есть государственные предприятия, применяющие должностную систему участия в прибылях,  могут быть субъектами рыночной экономики, способными конкурировать с частными фирмами. Наличие данной системы позволит государству (при наличии, разумеется, управленческих способностей) через  конкуренцию принуждать к рациональному экономическому поведению частный сектор. Эта система, к тому же, расширяет зону применения демократических принципов, поскольку только на государственных фирмах можно вводить выборность руководителей.

Решение проблемы  собственности поменяет приоритеты.  Приверженность  определённой форме собственности  станет  признаком мировоззренчески  дезориентированного   понимания  действительности.  Приватизация или национализация  перестанут быть обусловленными  идеологическими догмами.  Классические капитализм и социализм  станут  продуктами невежественного сознания. А олигархический капитализм – высшей формой либерального уродства.  В экономической жизни общества  главным станет не борьба за собственность, а стремление всех (не только частных собственников) к эффективности хозяйственной деятельности. На  смену необходимости защиты  прав собственности  придёт    потребность  в защите  достижений экономической эффективности.   При таком положении дел органы государственного управления будут стремиться оптимизировать условия для эффективности предпринимательской деятельности. Легитимная материальная заинтересованность государственных служащих в прибыльности хозяйствующих субъектов создаст естественный заслон выдумыванию налогов, нелепых правил и порядков, а также лоббированию чьих-либо интересов в ущерб общегосударственным.  (Кстати, отсутствие такой заинтересованности всегда компенсировалась  тем, что чиновники   извлекали  дополнительные теневые выгоды из своих должностных возможностей)

Введение  нового  института создаст  механизм внутреннего контроля, который, несомненно, более эффективен, чем внешний — надзирательский.  Ведь  любой ущерб,  нанесенный предприятию, государству,  станет как бы обкрадыванием своих же  коллег.  Весьма сомнительно, что при такой системе кто-то позволит кому-то его обворовывать. Быть честным станет выгоднее. Высокий статус честного труда востребует деловой принцип подбора и расстановки кадров. Именно это активирует нравственное исцеление «больного»  капиталистического общества.

Введение института должностного участия в прибылях  создаст в рыночной экономике естественный антиинфляционный механизм. Действительно заработанная плата как часть прибыли объективно не может быть инфляционной, поскольку размер спроса объективно равен размеру реализованного предложения.   Новая мотивация к труду создаст жесткий, но экономически правильный барьер, способный воспрепятствовать инфляции. Утвердится принцип «от каждого – по способностям, каждому – по результатам».  Участники экономики смогут осуществить спрос (получить прибыль, а значит и заработную плату) только после того, как создадут соответствующее потребностям предложение. То есть при новой системе оплаты труда спрос будет гарантирован предложением, который по своей природе является антиинфляционным. Жесткость и справедливость условий будет прививать в общественном сознании экономический типа мышления, предполагающий умение эффективно хозяйствовать. (Политика коммунистов и социал-демократов, не способствующая такому типу мышления, наносит вред развитию общества)

Цивилизованный  капитализм  исключает безработицу, поскольку создаёт предпосылки для того, чтобы обеспечивать  сбалансированность рынка труда путём сокращения продолжительности рабочего времени. Только при новой форме  партисипативного управления   становится возможным нейтрализовать последствия      объективно происходящих  процессов (технологического прогресса, оптимизации хозяйственной деятельности и т.п.) за счёт определённой части прироста эффективности.   Суть  решения проблемы  безработицы  в том, чтобы постоянно делиться с  безработными  не заработанными деньгами (через  государственную систему социальной помощи), а  рабочим временем, сохраняя зарплату работающих на прежнем уровне.   Цивилизованный капитализм исключает наличие безработицы как принуждающую к дешевому труду меру. Политика  полной занятости  исключает  посредничество между работодателем и работниками,  а также  безвозмездную  социальную  помощь трудоспособным  гражданам.

Недостатком партисипативного управления,  практикуемого во многих западных странах, является то, что оно  усиливает противоречивость заработной платы и дивидендов,  интересы  внешних и внутренних акционеров.  Новая форма  будет постепенно вытеснять  институт акционирования. Это самый наиважнейший практический позитив инновации:  более эффективный механизм вытеснит из экономической системы старый,   малоэффективный,  мошеннический  механизм –  причинный  периодических  кризисов  рыночной экономики.  Ведь акции  являются основным инструментом финансовых спекуляций;  тем воздухом,  которым  накачивают  «финансовые пузыри». Из-за  безответственности  финансового капитала деградируют либеральные идеалы.  Непомерные спекулятивные  доходы финансового сектора  оборачиваются соответствующими потерями для производительной  экономики.  Финансовая сфера, в рациональном смысле, может быть только формой  эффективной экономики. Это нонсенс, когда гипертрофированный  сектор поглощает своё содержание.   Жертвами   такого «бизнеса»  уже становятся отдельные  государства.   Удерживать деятельность частного финансового сектора  в рациональной зоне   государство может через конкуренцию с  государственными банками.   С вытеснением института  акционирования  будет исчезать и фондовые биржи – узловые элементы своеобразной финансовой пирамиды.  При новом институте  собственная должностная акция  уже  не может быть  спекулятивным товаром.   Все  помыслы, старания всех участников экономики будут направлены на повышение эффективности своего сегмента экономики. Страна, которая будет  вводить институт  должностного участия в прибылях,  начнёт приобретать  антикризисный иммунитет.

Предлагаемая    форма  партисипативного управления создаёт предпосылки для нового, действенного, многоуровневого  консенсуса,  который способен   продвинуть мир к  единой экономике,  основанной на идее социально и нравственно благополучного либерализма. Консенсус в области государственного строительства и межгосударственного взаимодействия      призван объединять государства общностью  идеалов,  создавая тем самым зону  политической   управляемости     как   механизм  устойчивого  развития глобальной системы.  Эффективность консенсуса основывается на добровольном признании и выполнении  комплекса рекомендаций,  составляющих основу экономической политики государства.   События последних  десятилетий свидетельствуют о том, что  Вашингтонский консенсус  не соответствует своему  важнейшему  предназначению.   Те рыночные реформы,  которые  проводятся  под  его  эгидой,   не оправдывают  ожидания.   Более того,  экспансия ущербного капитализма    спровоцировала   тотальные кризисные явления, повсеместное усиление  политической и социальной конфронтации,  крушение  американоцентричного мира, обострение экологических проблем.  Неэффективные  реформы  породили  враждебное отношение к либеральным ценностям.  Общественное развитие настоятельно требует новый консенсус всемирного политического   управления,  с иным  содержанием,  более адекватным  текущим  и  грядущим   вызовам.     Рекомендации нового консенсуса могут быть такими:   ведение  института  должностного участия  в  прибылях;  исключение  идеологической   приверженности   определённой форме собственности; защита   достижений экономической эффективности; ограничение роли государства через совершенствование рыночной экономики; проведение политики полной занятости; подчинение  финансового капитала  целям повышения эффективности реального сектора рыночной  экономики; проведение консолидирующей  налоговой политики; соблюдение принципа  согласованности национальных и транснациональных  интересов. Каждая страна, которая   примет  к  исполнению   рекомендации консенсуса, станет реальной силой,  обеспечивающей устойчивое развитие мировой экономики. Расширение зоны политической управляемости, основанной  на взаимопонимании и взаимоуважении  субъектов мировой политики, будет  повышать степень вероятности успешного введения единой мировой валюты.   Официальное оглашение  нового консенсуса ознаменует начало новой, более благополучной  эпохи в развитии человечества.  А признанным  лидером мирового сообщества станет то государство, которое в большей степени будет продвигать новый консенсус.

Методологической  основой новой формы партисипативного управления стала  социально-экономическая интерпретация законов природы. То есть новая форма – это  инновация,   выведенная из научной проекции природной рациональности на жизнь общества.  Новая форма – это  и новая философия – философия реального рационализма.  Она крушит многие парадигмы: вскрывает несовершенство либерализма,  алогичность марксизма, неэффективность социал-демократии, примитивность  синергетики, абсурдность постмодерна.  Она  обосновывает  другую диалектику, ставит иной основной вопрос философии.  Она способна стать уважаемой альтернативой религиозному образу мышления.  Она даёт  всем странам  технологию разрешения основных противоречий общественного развития и, соответственно, порождаемых ими проблем.  Она  выдаёт  мировоззрение  консолидирующего типа,  способное постепенно сводить на нет экономическое, политическое, идеологическое, военное и религиозное противостояние.

Александр Нефёдов

Почётный профессор Института экономических исследований,

член Евразийского экономического клуба учёных,

предприниматель

Германия

Читайте также:

Аспандау в СМИ

Эксперты ТТА

Посмотреть на карте Алматы

Адрес: пр. Достык 136, 11 этаж

+7(727)327-10-05